Цены на медь дают сигнал всему миру: ожидается, что будет создано много ветряных электростанций, электромобилей и других основных продуктов «зеленой» экономики.

На этой неделе цены на металл превысили 7000 долларов за тонну, что стало самым высоким показателем с декабря 2013 года. Это было признаком не только того, что экономика восстанавливается - многообещающие данные недавних испытаний вакцины означают, что конец пандемии Covid может быть в поле зрения, - но что инвесторы берут на себя обязательства стран потратить значительные средства на обезуглероживание своей экономики по их слову.

Кажущийся бездонным спрос на металл со стороны Китая является основным фактором роста цен на медь в последнее время. Только на Китай приходится более половины мирового импорта меди. Согласно данным, приведенным Bloomberg, в этом году он уже импортировал больше меди, чем за весь 2019 год.

Инвесторы, вероятно, также ожидают планов США и Великобритании по вложению денег в ветро- и солнечную промышленность, и инфраструктуру электросетей. Являясь сильным проводником тепла и электричества, медь широко используется в электрическом оборудовании, особенно в электронике и проводке.

В США, хотя сенат, потенциально контролируемый республиканцами, может ограничить его варианты политики, избранный президент Джо Байден пообещал потратить миллиарды на возобновляемые источники энергии и может сделать это одним из первых приоритетов в рамках законопроекта об инфраструктуре или законопроекта о стимулировании экономики.

В Великобритании премьер-министр Борис Джонсон, предприняв необычный шаг для члена Консервативной партии, на прошлой неделе объявил о планах превратить Великобританию в «Саудовскую Аравию» и потратить больше денег на развивающиеся отрасли, такие как производство чистого водорода, даже если некоторые расходы, указанные в планах, уже предполагались ранее.

Между тем страны Европейского союза уже разработали планы выхода из спада, вызванного пандемией, за счет больших расходов на «зеленую» экономику. И сам Китай в последние месяцы пообещал достичь углеродной нейтральности к 2060 году, чего он не сможет сделать без значительных инвестиций во все, от солнечных ферм до станций зарядки электромобилей.

Все эти предложения по политике в отношении расходов на возобновляемые источники энергии и инфраструктуры, по сути, представляют собой большую ставку на секторы экономики, которые потребляют не только большое количество меди, но и много других металлов. Как писали аналитики Goldman Sachs в своем отчете в конце октября, эти дорогостоящие товары «скорее всего, приведут к более сильному циклическому экономическому росту с более интенсивным использованием сырьевых товаров, что должно вызвать неуловимый циклический подъем спроса».

Конечно, рост цен на медь вызван не только спросом. В апреле Financial Times со ссылкой на аналитиков инвестиционного банка UBS сообщила, что около 15 % мировых медных рудников отключены или работают с пониженной производительностью из-за перебоев в поставках, связанных с Covid.

Мексика, например, была среди стран, где второстепенные предприятия, такие как медные рудники, были вынуждены закрыться или сократить объем производства, хотя производство меди в других странах, включая Чили, ведущего мирового производителя, не пострадало.

Еще неизвестно, сдержат ли все страны, которые сейчас обещают сократить выбросы углерода, потратившись на электромобили и ветряные турбины, свое слово. Однако пока что рынки меди, похоже, покупают ажиотаж.

Цены на медь являются бычьим сигналом о росте «зеленой» экономики

Написать ответ...

Цитата