Премьер-министр Италии Джузеппе Конте готовится к важной схватке с лидерами ЕС. 23 апреля главы стран-членов Евросоюза проведут переговоры по видеосвязи, чтобы принять решение о порядке финансирования фонда восстановления европейской экономики после пандемии коронавируса.

Ранее министры финансов стран Евросоюза согласовали пакет помощи объемом в рекордные €540 млрд. Проблема, однако, состоит в том, как именно распорядиться этими средствами.

Германия, Австрия и Нидерланды предлагают воспользоваться уже знакомым методом применения Европейского стабилизационного механизма (ESM), к которому ЕС прибег во время греческого кризиса 2012 года. В бюджете фонда есть €410 млрд для предоставления финансовой помощи в обмен на введение в странах-получателях политики жесткой экономии, как это было в Греции, Португалии и Ирландии.

Италия, однако, выступает против, и в этом ее поддерживают Испания, Франция, Греция, Бельгия, Португалия, Ирландия, Кипр, Словения и Люксембург. Под предводительством Рима они настаивают на создании «коронабонда» — общего долгового инструмента для заимствования денег на мировых рынках.

Впрочем, у Италии все же на завтрашних переговорах есть и козыри — чувство вины Брюсселя перед Римом. 16 апреля председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен официально извинилась от лица Евросоюза перед Италией за недостаточную помощь стране, когда эпидемия только начала распространяться. Зато такую поддержку этой стране оказали Россия и Китай.

«Тут не о чем спорить — Италия осталась одна», — констатировал Конте в интервью для Süddeutsche Zeitung.

Такие условия создают для Конте сложную ситуацию дома. Дискуссия в Италии о приемлемости использования ESM тесно переплетена с противоречиями во внутренней политике страны. Оппоненты премьер-министра утверждают, что этот механизм может поставить под угрозу суверенитет Италии, даже если Рим получит деньги на легких условиях.

«Кто-то положил глаз на итальянское золото», — заявил ранее в интервью телекомпании SKY Tg24 лидер самой правопопулистской партии «Лига» Маттео Сальвини.

Критикуя план применения ESM, главный евроскептик страны Сальвини заявил, что «итальянцам все, связанное с ESM, в конечном итоге напоминает то, что уже произошло с Грецией: продажу ее портов, аэропортов, дворцов, памятников и даже золота».

В конце марта лидер «Лиги» пригрозил Евросоюзу выходом Италии из состава содружества из-за слишком медленной реакции Брюсселя на пандемию. Если завтра Конте проиграет схватку на саммите ЕС, то, вероятно, оппозиция нарастит обороты и сможет воспользоваться ситуацией для нового шквала критики в адрес ЕС и заодно премьер-министра.

В среду Сальвини заявил журналистам, что Италия не должна зависеть «ни от Берлина, ни от Пекина», намекая на выбор, перед которым может стать Рим в получении помощи. Если же вопрос будет поставлен таким образом, то, по мнению политика, нужно выбрать третий путь — полагаться только на себя.

«Лига» неоднократно критиковала Конте, когда он проявлял готовность к компромиссу по использованию ESM. Например, согласиться на механизм, если условия его предоставления будут легкими.

«Да, у ESM в Италии плохая репутация. Мы не забыли, что от греков в ходе последнего финансового кризиса потребовали неприемлемых жертв в обмен на кредиты. И я в корне скептически настроен по отношению к ESM», — сказал Конте Süddeutsche Zeitung.

На вопрос же, как он отнесется к предоставлению механизма без жестких условий, премьер уклончиво ответил: «Посмотрим, действительно ли новая кредитная линия будет без условий».

Как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев, сейчас Конте будет при поддержке Франции двигаться к тому, чтобы получить максимально выгодные позиции от ЕС.

«ESM ничего Италии не дает, он лишает ее права распоряжаться финансами и еще больше ставит итальянскую политику под контроль со стороны ведущих стран ЕС, в первую очередь, Германии. Использование механизма на мягких условиях — это максимум, на который Конте может сейчас рассчитывать, и это будет приемлемый для Италии вариант», — отмечает эксперт.

Положение Конте усложняется составом коалиционного правительства, и его статусом политического лидера без партии. Правящая коалиция сформирована из леворадикальных «Пяти звезд» и левоцентристской Демократической партии (ДП).

После парламентских выборов 2018 года правящее большинство сформировалось не без сложностей. Переговоры длились на протяжении трех месяцев. Тогда леворадикальное «Движение пяти звезд» получило 32% голосов, а националистическая «Лига» в составе правоцентристской коалиции, куда входили также «Вперед, Италия» и «Братья Италии», набрала 17%.

Изначально «Звезды» попытались сформировать коалицию с Демократической партией, которая находилась у власти прежде. Однако демократы отказались вступать в союз и предпочли уйти в оппозицию. «Пять звезд» в результате сформировала правящее большинство с «Лигой», которая вышла из правоцентристской коалиции, чтобы войти в этот альянс.

Уже спустя год союз двух партий дал трещину и в августе движение избавилось от партнерства с «токсичной» «Лигой». О распаде коалиции объявил сам Маттео Сальвини. Его партия, в отличие от «Пяти звезд», напротив, обрастала популярностью — сказывался, например, миграционный кризис в Европе.

Объявив о распаде коалиции, политик рассчитывал на проведение досрочных выборов, в результате которых «Лига» могла получить уверенное большинство, избавиться от партнеров, а сам лидер партии — стать премьер-министром.

В августе Джузеппе Конте объявил о своей отставке и приступил к формированию нового правительства, путем договора между когда-то противниками «Пяти звездами» и ДП.

Однако и эту коалицию нельзя назвать прочной. Политическое будущее Конте при этом по-прежнему зависит от постоянной поддержки «Пяти звезд», которые без его участия выбирают лидера партии, а также ведут дискуссии о будущем политической силы и вектором его направления.

Пандемия коронавируса, затронувшая Италию и Испанию в наибольшей степени, чем остальные европейские страны, застала Рим во время хрупкого правительственного равновесия. По последним данным, в стране выявлено 183 957 случаев заболевания, из которых 24 648 — смертельные.

Однако во время коронавируса правительство Италии смогло отставить политические противоречия на второй план и сконцентрировать все усилия на борьбе с пандемией, введя тотальный карантин.

В целом, итальянцы высоко оценили то, как премьер-министр справлялся с пандемией. По данным опроса Ipsos, более 60% граждан страны поддерживают его работу во время кризиса. Как отмечает политический обозреватель La Stampa Фабио Мартини, Джузеппе Конте «продемонстрировал необычные навыки посредничества».

Однако ситуация легко может измениться, когда коронавирус останется в прошлом, и Италия столкнется с его экономическими последствиями.

По оценкам Международного валютного фонда, итальянская экономика упадет на 9% в этом году по сравнению со средним показателем в еврозоне в 7,5%. Одной из причин таких последствий является разгар эпидемии в одном из главных регионов-производителей страны Ломбардия, на долю которого приходится около 22% ВВП Италии.

30 марта замминистра здравоохранения страны Пьерпаоло Силери заявил, что пик эпидемии уже позади. Итальянские предприниматели же постепенно начали готовиться возобновить свое производство. По подсчетами банка Италии, каждая неделя ограничительных мер будет стоить стране 0,5% ее ВВП.

«Наши конкуренты в Европе продолжают производство во многих секторах», — заявил 16 апреля изданию ADNKronos президент итальянского бизнес-лобби Confindustria Карло Бономи. Время, подчеркнул он, «является настоящим врагом страны».

Одновременно с тем, как прирост новых случаев заболевания идет на спад, свое давление усиливают политические противники Конте.

«Мы были первыми, кто пострадал от пандемии, и я боюсь, что мы будем последними, кто выйдет из нее», — цитирует Politico Марко Занни, члена Европарламента от «Лиги».

От способности Джузеппе Конте убедить своих европейских партнеров на завтрашнем экстренном саммите, зависит не только способность Италии спасти свою экономику после кризиса, но и политическое будущее ее правительства. Через несколько месяцев внимание итальянцев переключится с реакции властей на пандемию на их действия по защите экономики. И если Конте подпишется под предоставлением стране финансовой помощи на условиях жесткой экономии, то евроскептики снова получат шанс увеличить свою популярность, как это было во время миграционного кризиса.